/* GoogleAds */

Главная

ПРОЕКТ "ЧЕЛОВЕК. ЗЕМЛЯ. ВСЕЛЕННАЯ"

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


agni:biograf:1928:0902

Биография и письма семьи Рерих. 1928 год

2 сентября

Биографические данные

Рерихи в Индии.

Творческие данные

Письма семьи Рерих

Дневник З.Г.Фосдик

«Хочется собрать вместе те незабываемые дни и часы, а главное - впечатления после каждой встречи и беседы с Е.И .и Н.К …»
З.Г.Фосдик

2.IX.28

С утра писала с Н.К. письмо к нашим, затем подала Н.К. идею для второй книги, чтобы издал ее “Century” или Стокс. Н.К. одобрил эту мысль, дал титул книги “Shambhala the Resplendent” [“Шамбала Сияющая”] и ряд статей для нее. Затем я высказала идею о том, чтобы вся теперешняя выставка картин, которую Н.К. посылает в Н[ью-]Й[орк] на временную экспозицию, а также те, которые он пришлет позже, были бы проданы в пользу Города Знания Н.К., то есть им лично, и чтобы все знали, что он все деньги с продажи этой временной экспозиции дает на научную станцию. Идея очень понравилась Н.К. и Е.И. и была вечером одобрена Учителем.

Затем пошли с Модрой к Е.И. переводить, и Е.И. почти все утро беседовала с нами. Сначала она нам рассказывала свои видения. Она с Учителем [была] в лодочке, она у мотора, а Учитель и еще один Мастер — у руля. [Они плыли] под айсбергом. (У руля были два провода, соединяющих лодочку с Белым Братством.) Причем она видела чудесную краску лучей солнца через весь айсберг, они то опускались, то подымались. Затем она уже одна, по указу Учителя, в лодочке опустилась на дно Индийского океана, оставила свою лодочку в узком проходе, пошла между почти совершенно изъеденными холмами и пришла в место, где была группа вроде бы хорьков или сусликов, окаменевших в самых странных положениях, [как] будто их захватила катастрофа. Глядя на изъеденную поверхность скал, она поняла, в какой опасности находилась планета, ибо все взорвется и взлетит на воздух при малейшем извержении. Затем — как она была в комнате, где сидели М.М., Учитель Ракоци и Сестра Пхон По, а мужчина, ассистент, стоял рядом. На столе перед ними лежали металлические пластинки. М.М. взял руки Е.И. и поднял над одной пластинкой, и из руки пошел свет желтых лучей. Е.И., видя руку М.М., быстро нагнулась и поцеловала ее, раздался страшный крик ассистента — и она очнулась у себя на кровати. Потом ей М. объяснил, что это брали ее фотографию через руку, ибо в Братстве должны быть фотографии всех членов. И что крикнул ассистент, боясь, чтобы Е.И. своим быстрым движением не разрушила бы всей лаборатории. Но ничего не случилось, и портрет вышел прекрасно.

Рассказала, что по пути они рассчитали двух бурят, скверных слуг. И вот, лежа в палатке, Е.И. увидела, как черные стрелы летели ей прямо в глаз. Моментально появилась рука Учителя, которая необыкновенно спокойно брала и переломляла в пальцах каждую стрелу.

Е.И. рассказала, что она была женой царя в Казани, и, когда Иван Грозный пошел на Казань и победил, она велела всем своим женщинам пойти с ней в храм, где заперлась, отдав приказание поджечь храм, и все они сгорели, не желая попасть в руки войска. А сожгла она себя оттого, что, будучи Марго, женой дофина во Франции, была сильно потрясена пламенем костра, на котором сожгли Жанну д’Арк, и сила этого впечатления перешла на другое воплощение. Затем до королевы Марго она была монахиней-кармелиткой в Париже — Жозефиной Сент-Илер — и жила не больше 20-ти лет. “Криптограммы [Востока]” выйдут под этим именем. Вообще Е.И. воплощалась быстро, наибольший срок между воплощениями был 45 лет. Она сказала, что никогда не была в английском теле, ибо ее сердце не лежит к английскому [языку]. Н.К. на это сказал, что, очевидно, Далай-лама пятый (это было его воплощение) был молчаливым человеком и почти не разговаривал, ибо у него ни памяти, ни интереса к тибетскому языку нет.

Затем Е.И. вспомнила всю свою жизнь. Встреча с Н.К. в Бологом, имении князя Путятина. <…> Он был представлен Е.И. как знаменитый художник, и ей сразу понравились его “чистые глаза”. Затем приезд в Петроград и встречи на концертах, ибо мать Е.И. его не приглашала к себе. Затем ее визит к нему два раза в его студию, во второй раз он ей сказал, что любит и хочет видеть ее своей женой. Но она просила держать [это] два года в секрете, ибо семья будет против ее брака с художником. Затем, как он пришел поздравить ее с днем рождения и увидел там гусара Аккермана, который ухаживал за Е.И., желая жениться на ней. И он попросил [разрешения] поговорить с ее матерью и просил ее руки. Та изумилась и не дала ответа сразу. Но потом произошла сцена, мать была против, вся ее семья [тоже], княгиня Путятина, которая ужасалась даже мысли о браке Ляли с Н.К. Затем Н.К. писал ей письма, которые читала вся ее семья. Ей же было все это ужасно тяжело, и она пустилась на хитрость, сказав, что она не прочь покончить со всем, но хочет получить свои письма, которые писала ему, обратно. А для этого они должны поехать в Париж, и она лично их получит. По приезде в Париж она и мать пригласили Н.К. якобы требовать писем. Е.И. отослала мать из комнаты и все ему рассказала. Затем они уехали в Италию, и Н.К. ездил за ними в Лидо и другие места. Потом она и мать были срочно вызваны домой в Петербург, ибо умер ее дядя, оставивший им наследство, а к Вознесению, как она видела во сне, Н.К. официально сделался ее женихом, ибо получил должность секретаря Великой Княгини и, будучи знаменитым художником, занимал уже настолько видное положение, что ее семья не могла идти против него. А кроме того, она с ним была уже обручена, хотя и тайно, но многие догадывались [об этом], и это уже было бы для нее компрометирующим. А сон ее был таков: пришел ее отец и сказал ей: “Все будет хорошо к Вознесению”. Затем еще в двух снах отец приходил и говорил ей: “Ляля, выходи за Рериха.

Мать Е.И. была ограниченной светской [женщиной], пустой и, когда видела в руках Е.И. книгу по философии, говорила: “У нас в институте только дуры это читали”. И она, и отец Е.И. были против ее поступления в университет, боясь, что она сделается революционеркой. И лишь после смерти отца мать ей позволила поступить в музыкальную школу Боровки. Отец ее был идеальным человеком, большим мыслителем, гуманистом. После его смерти к ним приходили его рабочие, студенты его курса и говорили: “Он был отцом нашим, учил нас, как жить”. Тетка Путятина была редкой певицей, второй после Патти, пела в опере, с ума сводила весь двор, вышла за Митусова, отца Степ[ана] Степ[ановича], но развелась с ним, ибо он ее бил. Затем вышла [замуж] за князя Путятина.

Мы перевели уже восемьдесят страниц “Агни-Йоги”.

Обсуждение

Ваш комментарий:
C V A E W
 
agni/biograf/1928/0902.txt · Последние изменения: 2020/03/18 17:57 (внешнее изменение)

Вы можете оставить свои комментарии в разделе "Обсуждение".
Рекомендуем оформить подписку на новости данного раздела. Для этого нажмите на кнопку "Подписаться", расположенную справа снизу каждой страницы (знак конверта).




Индекс цитирования